Великий затворник Чайковский

В многодетной семье горного инженера Ильи Петровича Чайков­ского один ребенок с младенчества отличался особой музыкальностью. Стоило матери, Александре Андре­евне, сесть за фортепьяно, как Петя тут же оказывался рядом.

За не­обычную впечатлительность, рани­мость, хрупкость его прозвали в се­мье «стеклянным мальчиком». Му­зыкальные способности Пети были очевидны, но отец настоял на том, чтобы его отдали в Петербургское училище правоведения.

chaikovskii-0

Всавшим стихи. Позже из этой друж­бы родился творческий союз. Всем известны романсы Чайковского на слова Апухтина: «Ночи безумные», «День ли царит» и другие. Кумиром для юного Чайковского стал Глинка. Опера «Иван Сусанин» покорила его на всю жизнь, он мог часами слу­шать ее с клавиром в руках.

В 1862 году в Петербурге откры­лась консерватория, и двадцати­двухлетний правовед был принят в нее. С этого момента начались его серьезные занятия музыкой. Утром он спешил в канцелярию, а после обеда — в консерваторию.

Пианист, дирижер и композитор Антон Рубин­штейн, основавший консерваторию, быстро распознал недюжинные способности Чайковского и угово­рил его оставить службу, чтобы це­ликом сосредоточиться на музыке.

Чтобы прокормить себя и помогать младшим братьям, Петру Ильичу приходилось давать частные уроки.

Петр ЧайковскийЧерез четыре года младший брат Антона Рубинштейна, Николай, тоже известный музыкант, основал консерваторию в Москве и сразу пригласил к себе Петра Ильича пре­подавать в звании профессора. На некоторое время Чайковский посе­лился в доме Николая Григорьевича и на всю жизнь сохранил благодар­ность ему. Коллега Чайковского по консерватории рассказывал: «Петр Ильич способен был довольство­ваться весьма немногим, но делать денежные сбережения совсем не умел…» Он легко раздавал близким и чужим все, что зарабатывал.

Петр Ильич был хорошо образо­ван, легко читал по-французски и по-немецки, интересовался фило­софией. Придерживаясь демократических взглядов, осуждал любое насилие. Тем не менее он искренне сочувствовал молодой Софье Пе­ровской, осужденной на казнь.За­мысел оперы «Орлеанская дева», скорее всего, навеян композитору ее трагической судьбой.

Народная музыка давала темы многим произведениям Чайковско­го, как крупным, так и камерным.

Но не меньшее влияние на его творчество оказывала европейская культура, с которой он был хорошо знаком. «Лебединое озеро», «Иоланта», «Ор­леанская дева», «Щелкунчик» опира­ются на европейскую традицию.

Чай­ковский писал: «Я люблю нашу рус­скую природу больше всякой другой, и русский зимний пейзаж имеет для меня ни с чем не сравнимую пре­лесть. Это, впрочем, нисколько не мешает мне любить Швейцарию и Италию, но как-то иначе».

Дезире Арто

Дезире АртроВ 1868 году он познакомился с га­стролировавшей в России француз­ской певицей Дезире Арто. Она была на пять лет старше Чайковского, не блистала красотой, но обладала пре­красным сопрано очень широкого диапазона — от драматического до колоратурного.

Для утонченного слу­ха Чайковского этого было достаточ­но, чтобы влюбиться по уши. Было решено, что после гастролей Арто во Франции состоится их свадьба.

Дру­зья отговаривали Петра Ильича от этого шага: их смущала разница не только в возрасте, но и в материаль­ном положении — жить на средства жены считалось унизительным.

Рекомендуем:  Любовь Орлова – подробности личной жизни

Си­туация разрешилась сама собой: по­кинув Россию, Арто довольно скоро вышла замуж. Чайковский не пре­рвал дружеских отношений с бывшей невестой, написал специально для нее несколько романсов.

Ан­тонина Милюкова

Но после этой истории образ жизни Чайковского изменился. Он растерял свои прежние знакомства, старался не появляться в свете, сторонился людей, был неряшлив в одежде. Очень много работал — пи­сал музыку, преподавал в консерва­тории.

А в конце 1870-х годов в его жизни разыгралась нелепая драма. Бывшая ученица консерватории Ан­тонина Милюкова стала атаковать Чайковского любовными признания­ми, грозила самоубийством, если не найдет в его сердце ответа. 6 июля 1877 года состоялась их свадьба.

Чайковский и МилюковаИсследователь творчества Чайков­ского А.Альшванг писал о Милюко­вой: «Она была абсолютно чужда интересам, наполнявшим жизнь ком­позитора. Судя по воспоминаниям людей, встречавшихся с ней, и по ее собственным воспоминаниям о Чай­ковском, можно заключить, что в ее крайней ограниченности и нелепо­сти жизненного поведения сказыва­лись уже предвестники душевной болезни, сведшей ее в могилу».

Че­рез два месяца после женитьбы Чай­ковский сбежал от жены. Развод дался ему нелегко, он дорого запла­тил за вновь обретенную свободу. «С того времени, — пишет Альшванг, — началась скитальческая жизнь Петра Ильича. Бывая за границей, он тос­ковал по родине, но и в России по­долгу не засиживался».

Нелюдимость Чайковского с го­дами усилилась, он легко расста­вался, но очень трудно сходился с людьми.

Однажды в консерваторию приехал Лев Николаевич Толстой — специально чтобы познакомиться с Чайковским, произведения которо­го высоко ценил. Ничего хорошего из этого не вышло.

«Мы познакоми­лись, — писал позже композитор, — причем я, конечно, сыграл роль че­ловека очень польщенного, т.е. ска­зал, что очень рад, что благодарю, словом целую вереницу неизбеж­ных, но лживых слов. «Я хочу с вами поближе сойтись, сказал он, мне хо­чется с вами потолковать про музы­ку». И тут же, после первого рукопо­жатия, он изложил мне свои музы­кальные взгляды. По его мнению, Бетховен бездарен…» Трудно было больше оскорбить Чайковского, считавшего Бетховена великим композитором. Больше они с Тол­стым не встречались.

Надежда Филаретовна фон Мекк

Однажды после концерта Чайков­скому принесли огромный букет роз.

Надежда Филаретовна фон МеккНикакой записки к нему не прилага­лось. На следующем концерте ситуа­ция повторилась. Чайковский был заинтригован, просил найти дарите­ля. Выяснилось, что букеты посылала Надежда Филаретовна фон Мекк, бо­гатая вдова. Она была меценаткой и большой поклонницей музыки Чай­ковского.

Между ними завязалась переписка. Зная о материальных за­труднениях Петра Ильича, Надежда Филаретовна предложила ему пен­сион, который для нее не был слиш­ком обременительным, а ему давал бы возможность работать, не думая о хлебе насущном. После некоторого раздумья он согласился.

Чайковский нашел в госпоже фон Мекк истинную ценительницу музыки. Сохранилась их переписка, искренность которой не вызывает сомнений.

Интересны оценки, кото­рые давал в этих письмах Чайков­ский композиторам, входившим в «Могучую кучку»: «Я не признаю в нем (Кюи) большой творче­ской силы, но у него есть изящест­во, красивость в гармониях и вкус, чем он отличается от представите­лей этого кружка музыкантов, и в особенности от Мусоргского, у ко­торого больше природного дарова­ния, но зато испорченного грубо­стью приемов, склонного к музы­кальному безобразию».

Рекомендуем:  Неравный брак: если мужчина старше на 10-20-30 лет

Такая при­страстность обычна у людей, рабо­тающих в одном виде искусства, но расходящихся во взглядах на него.

Но с Надеждой Филаретовной взгляды и вкусы совпадали — и пе­реписка с нею стала для Чайковско­го необходимостью. Она длилась почти десять лет, и все это время оба избегали личной встречи. Нако­нец госпожа фон Мекк пригласила Петра Ильича погостить в своем имении.

Поздним вечером Чайков­ский прибыл в усадьбу. Его встретил камердинер и проводил во флигель, где все было предусмотрено для удобства композитора. В зале его ждал раскрытый рояль. На следую­щий день, проснувшись, он вышел к озеру, чтобы в тишине насладиться прекрасным утром. На противопо­ложном берегу он увидел большой господский дом, людей на терра­се… Он вернулся в комнату, по­спешно написал записку с извине­ниями и тут же покинул имение.

Вряд ли он сам мог объяснить, что заставило его сделать это.

Одиночество

Его поступок стал неожиданно­стью для Надежды Филаретовны и был воспринят ею как оскорбление. Но переписка между ними еще неко­торое время продолжалась. В конце 1890 года Петр Ильич получил по­следнее ее письмо, в котором сооб­щалось, что в связи с финансовым крахом она больше не имеет воз­можности поддерживать композито­ра материально.

Композитор Чайковский

Н. Д. Кузнецов. Портрет П. И. Чайковского. 1893 г.

Это послание оби­дело Чайковского — возможно, не столько содержанием, сколько фор­мой. «Очень, очень, очень обидно, — записал он, — именно обидно. Отноше­ния мои с Н.Ф. фон Мекк были такие, что я никогда не тяготился ее щедрой по­дачкой. Теперь я ретроспективно тягощусь; оскорблено мое самолюбие, об­манута моя уверенность в ее безграничную готовность поддерживать меня…»

Между тем в обществе распространялись разные слухи о личной жизни Петра Ильича. Одни судачили о его любовной связи с госпожой фон Мекк, другие намекали на его гомосексуальные наклонности. Бывшие соученики-правоведы готовы были подвергнуть Чайковского остракизму.

Почву для слу­хов давал в основном затворнический образ жизни композитора. Женщин ря­дом с ним не было, а последние годы он провел в небольшом доме в Клину на попечении верного слуги А.И.Софронова. Он и сохранил всю обстановку до­ма, ставшего в 1894 году, через год после смерти композитора, музеем.

Но поведать о душевной жизни великого композитора могут не его личные вещи и не воспоминания современников, которые часто грешат неточностью или предвзятостью, а его музыка. Несмотря на то что серьезно заниматься ею Чайковский начал довольно поздно, он успел создать очень много — десять опер, три балета, шесть симфоний, концерты, множество камерных произве­дений…

Ни одно из них не забыто до наших дней.

Автор текста: Валерий Блюмфельд

 

 

У нас есть еще статьи:

3 comments

  1. Aziz
    17/05/2013 at 15:00 -

    Спасибо! Чайковский мой любимый Человек, духовный Учитель.. В радости и печали — его музыка всегда в сердце и помогает выстоять все.. А то, насколько он чист душой — расскажет сама его музыка, не всякие сплетни и домыслы завистников.. Я верю его музыке.. Она единственная которая заставляет людей плакать — оттого что она пробуждает их Душу! Именно это, пробуждение души и избавление от забвения навеянного телесным сном — застваляет людей плакать. Его музыка — это возвращение Домой, к своему истинному Я..

    Что интересно, если часто сушать музыку Чайковского и «дышать ею», как я делал в юности — то Чайковский вселяется в вас! Он оживает и вы — уже не совсем вы.. Я заметил, что даже вилку в руке начинаю держать по-другому — наверное, как аристократ Чайковский..)))

    Музыка Чайковского, в отличие от музыки Бетховена — более гармонична — там есть и голос воли, разума и голос Души.. У Бетховена она более материальна и грубовата.. В ней слишком много упрямой Воли, и порой чувствуется, что Бетховен сам не прочь стать Богом.. (и все кто слушают его музыку, этим заражаются). Но Бетховен — дитя Французской революции, все это надо учитывать. Может поэтому верующему Толстому он не понравился.. В музыке Чайковского — все по-другому — она не ожесточает душу, в ней больше Любви…

  2. Александр
    10/07/2014 at 07:30 -

    Чайковский, конечно, выше Бетховена, но у него нет нечеловеческой музыки. Вся музыка его прекрасна и человечна. А у Бетховена есть — соната 23 (аппасионата). Правильно сказал Ильич- нечеловеческая музыка. Александр.

  3. Ксения
    18/11/2014 at 00:31 -

    Вообще, некоторые источники говорят о его нетрадиционной ориентации, но мы это опустим. Хороший композитор, не скажу, что особо им восхищаюсь, но достойный. Мне же по душе больше Шопен и И.С.Бах.
    Кстати…Толстой с Чайковским дружили вообще-то. Насчет отношения Толстого к музыке Чайковского не знаю, но отношения у них были хорошие. И с чего вы взяли, что Чайковский выше Бетховена? Бетховен был гораздо более эксцентричным и своеобразным человеком. Музыка его гораздо сложнее для восприятия. Иногда даже непонятна (как и Шуберта, да, есть такой момент). Но..кому что.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *