Диего и Фрида: брак слона и голубки

Фрида Кало и Диего Ривера

Фрида Кало и Диего Ривера

Родители невесты называли их союз «бра­ком слона и голубки».  Действительно, жених был старше невесты на 21 год, тяжелее на сто килограммов, выше на две головы, внешне уродлив, но слыл отча­янным ловеласом.

Диего Риверу называ­ли Принцем-жабой — при всей своей громоздкой, неуклюжей внешности он был наделен огромным обаянием — полон блес­тящего юмора, жизнен­ной силы, чувственности и нежности. Это притяги­вало женщин. Кроме то­го, ко времени второй же­нитьбы Ривера уже давно прославился как худож­ник-монументалист. Он получал заказы и от част­ных ценителей живописи, и от правительства Мек­сики.

С 1922 года Ривера состоял в мексиканской компартии, в 1927-28 го­дах посетил Советский Союз, а за не­сколько лет до того принимал у себя Маяковского. В Мехико дом знамени­того художника знали все мальчишки. И вот сенсация: Диего женится на ка­кой-то безвестной девчонке из Койоакана, ближнего пригорода Мехико.

FridaНевесту звали Фрида Кало. Она родилась в семье фотографа Гильермо Кало, венгерского еврея-эми­гранта, и местной красавицы Ма­тильды Кальдерон. Матильда роди­ла мужу двух девочек. Старшая, Фрида, похожая на мать, стала лю­бимицей отца. Ее отличали живой ум, неуемный темперамент и кап­ризный характер. Стремительный бег Фриды по школьным коридорам напоминал полет птицы. Это осо­бенно удивляло тех, кто знал, что в шесть лет девочка перенесла по­лиомиелит.

Полет птицы оборвался в 1925 году, когда Фриде исполнилось во­семнадцать. Автобус, в котором она ехала, на полном ходу врезался в трамвай. Фрида серьезно повреди­ла позвоночник и таз, переломала ребра и ключицу. Лечение длилось несколько лет. Девушка перенесла тридцать три операции, переменила двадцать восемь корсетов, ее мучи­ли постоянные боли. Казалось, дух — единственное, что уцелело в ее теле. «Я осталась жива, и вдобавок мне есть ради чего жить, — говори­ла она матери. — Ради живописи». Именно живопись свела Фриду с Диего Риверой.

Фрида за мольбертом

Фрида за мольбертом

На грузного мужчину, расписы­вающего стены во дворе подготови­тельной школы, она обратила вни­мание, когда сама сидела за партой. А через несколько лет решилась по­казать ему свои рисунки. Может, от страха и смущения девушка вела себя дерзко. Боялась, что мастер не станет разговаривать с девчонкой. Но мастер не прогнал. Напротив, очень заинтересовался. Только не понятно, что поразило Диего боль­ше: ее рисунки или она сама. Так или иначе, вскоре маститый худож­ник попросил у отца Фриды ее руки. Как все отцы, Гильермо ревновал дочь к жениху. Когда дело приняло серьезный оборот, он попробовал охладить пыл влюбленного: «Моя дочь останется больной на всю жизнь. Подумайте об этом, и, если не разду­маете жениться, я дам согласие».

Фрида в национальном костюме

Фрида в национальном костюме

На свадьбу Фрида явилась во всем блеске своей яркой некраси­вости. Шею ее украшало нефрито­вое ожерелье доколумбовой эпохи, в ушах блестели тяжелые серьги с подвесками, а больные ноги при­крывала длинная юбка в националь­ном стиле. Сияющая от счастья Фрида, не могла не вызвать злую ревность бывшей супруги Диего, — Лупе Марин. Подвыпившая Лупе за­драла невесте юбку и крикнула: «Смотрите, вот на какие спички этот дурак променял мои восхититель­ные ноги!».

Разразился скандал. От расст­ройства жених хватил лишнего, пе­реколотил множество вещей и вдо­бавок кому-то прострелил палец. Новобрачные поссорились, и Фрида уехала к родителям. Только через несколько дней Ривере удалось вернуть ее домой.

Вскоре после свадьбы Лупе Ма­рин вновь наведалась к молодоже­нам. Она по-хозяйски осмотрела дом, сходила с Фридой на рынок, помогла выбрать кухонную посуду и прочую утварь, потом научила ее го­товить любимые блюда Риверы. Объяснила, что завтракает Диего обычно на рабочем месте. Еду туда следует приносить в корзиночке, накрытой салфеткой с надписью «Я тебя обожаю». Этот обычай Лупе пе­реняла у мексиканских крестьянок.

Восторги любви у молодоженов перемежались бурными ссорами. Ривера не собирался расставаться со своими привычками: он по-прежнему проводил много времени с бывшими подружками. Кроме того, он не терпел критики. А Фрида, обла­давшая художественным чутьем, ни­когда не отказывала себе в удоволь­ствии указать мастеру на его огрехи. Он в ярости бросал кисть, осыпал жену проклятьями и уходил из дома. А когда возвращался, то в знак при­мирения осыпал ее подарками — бу­сами, серьгами, подвесками. frida-2Фрида обожала украшения. Не важно, из че­го они были сделаны — из драгоцен­ных камней или дешевого стекла, из золота или жести. Давала себя знать индейская кровь. Девушка любила пеструю мексиканскую одежду и разноцветные шнурки в волосах.

Рекомендуем:  Неравный брак: если мужчина старше на 10-20-30 лет

Фрида воспринимала своего знаменитого супруга как большого ребенка. Она часто изображала его младенцем, лежащим у нее на руках. После тяжелых травм Фрида не могла иметь детей и все свое нерастрачен­ное материнское чувство отдавала мужу. Она купала его в ванне, побро­сав туда кучу игрушек. Правда, супру­ги не оставляли надежды обзавес­тись потомством. Трижды врачи при­знавали Фриду беременной, и триж­ды беременность заканчивалась вы­кидышем. В надежде на более квали­фицированную медицинскую по­мощь Ривера повез жену в США.

Фрида и Диего

Фрида и Диего

Соединенные Штаты Фриде не понравились. «Светское общество меня раздражает, — писала она в дневнике, — и все эти богатые лю­ди меня бесят, потому что я видела тысячи людей в самой страшной нищете, совершенно без еды, без жилья, это произвело на меня са­мое сильное впечатление. Как ужасно видеть богатеев, веселя­щихся день и ночь, когда тысячи и тысячи людей умирают от голода… Хотя мне очень интересно индуст­риальное развитие США, я нахожу, что американцы полностью лишены чувствительности и хорошего вку­са… Они живут словно в огромном курятнике, где очень грязно и не­удобно. Дома похожи на духовки, а все удобства, о которых они гово­рят, — это миф. Не знаю, может быть, я ошибаюсь, но я просто рас­сказываю, что чувствую».

Поездка не принесла Фриде сча­стья. В Детройте она заболела, да так, что врачи в очередной раз нашли повод объявить ее бездетной. Пере­живания выразились в картинах, названия которых говорят сами за се­бя: «Госпиталь Генри Форда», «Лета­ющая кровать».

С этого времени в творчестве Фриды наступил новый этап, о котором Диего сказал так: «…Она начинает работу над целой серией шедевров, каких еще не зна­ла история живописи, — картин, вос­певающих стойкость женщины перед лицом суровой истины, неумолимой действительности, людской жесто­кости, телесных и душевных мук».

Рокфеллеровский центр

Рокфеллеровский центр

Сам Ривера в США без дела не сидел. Нельсон Рокфеллер заказал ему фреску на стене «Радио-Сити» (ныне это Рокфеллеровский центр). Диего изобразил капитализм в виде «звероподобных финансовых воро­тил и продажных женщин в послед­ней стадии сифилиса». А над этой панорамой разместил портреты Маркса, Энгельса, Ленина, Троцко­го и других революционных вождей. Эти портреты, в особенности изоб­ражение Ленина, вызвали неудо­вольствие заказчика. Он потребо­вал заменить лицо, «которое могло бы оскорбить чувства очень многих людей, на какой-нибудь нейтраль­ный персонаж». Фрида посоветова­ла мужу не идти на компромисс, и в результате всю работу по распоря­жению Рокфеллера уничтожили.

Увлечение идеями революции, поначалу объединявшее Диего и Фриду, вскоре стало причиной се­мейной драмы. В 1936 году, спаса­ясь от преследований Сталина, в Мексику прибыл «демон револю­ции» Лев Троцкий с женой Натальей Седовой. Диего и Фрида, востор­женные поклонники русской рево­люции вообще и Троцкого в частно­сти, встретили опальную чету и при­гласили ее к себе. Поскольку эмиг­рантов из России никто в Мексике не ждал, то приглашение это оказа­лось очень кстати.

Фрида Кало

Фрида Кало

По сути, Лев Давыдович оказал­ся на полном иждивении Диего и Фриды. Но на это никто из них вни­мания не обращал. Между мужчина­ми завязались самые теплые друже­ские отношения. Подружились меж­ду собой и женщины. Троцкий назы­вал мексиканца «величайшим про­водником» Октябрьской революции. «Это не просто картины, — писал он о фресках Риверы, — не объект пас­сивного эстетического созерцания, это живая часть классовой борьбы».

Рухнула идиллия из-за пылкой любви Троцкого к Фриде. Их роман оказался ярким, но очень коротким. Скорее всего, Фрида к Троцкому ни­каких особенных чувств не испыты­вала. С ее стороны это было, веро­ятно, местью мужу за его бесчис­ленные любовные похождения, осо­бенно за связь с ее любимой сест­рой Кристиной. Однако, как ни стремилась Фри­да избежать скандала, Диего узнал о ее романе со своим близким другом. Троцкому пришлось спешно подыс­кивать себе другое жилье. Он ока­зался в мексиканской глуши почти без средств к существованию и вскоре был зверски убит агентом, подосланным Сталиным.

Рекомендуем:  Любовь Орлова – подробности личной жизни

frida-and-diego-1А в семье Риверы атмосфера ста­новилась все более напряженной. Простить жену Диего не хотел. Фрида же не могла оправиться от потрясения, вызванного связью мужа с ее се­строй. В 39-м супруги решили рас­статься. Фрида уехала в Нью-Йорк. Пытаясь забыть Риверу, она заводила один роман за другим. А вскоре нача­лись страшные боли в позвоночнике, стали отказывать почки.

В это время она создала шедевр «Две Фриды». Это двойной автопор­трет. Первая Фрида, в мексикан­ском костюме, — счастливая и лю­бимая, она держит медальон с изоб­ражением Диего. Вторая, в евро­пейском платье, — одинока и несча­стна. Из ее руки торчит медицин­ская игла с трубкой. Через эту труб­ку сочится кровь, уходит жизнь.

И все же, несмотря на такую гру­стную живопись, Фрида надеялась, что любимый вернется. Он действи­тельно нашел ее в клинике Сан-Франциско. К этому моменту она пе­ренесла одну тяжелейшую операцию и готовилась ко второй, тоже серьез­ной. По прогнозам врачей, ей предстояло провести остаток дней в по­стели, не снимая жесткого корсета.

Диего умолял о прощении

Диего умолял о прощении

Диего опустился перед ней на коле­ни и умолял о прощении. Чувство между бывшими супругами вспыхну­ло с новой силой. Счастливый Риве­ра уехал приводить свой дом в поря­док, а она слала ему вслед письма, полные любви: «Диего, скоро мы со­единимся навсегда, без скандалов и всего прочего — чтобы просто лю­бить друг друга. Я люблю тебя боль­ше, чем когда бы то ни было. Твоя ма­ленькая девочка Фрида». В 1940 году они поженились во второй раз.

Нет сомнений, что Ривера, не­смотря на все свои увлечения, не переставал любить Фриду. Он пи­сал: «У нее было изящное нервное тело и нежное личико. Длинные во­лосы, темные густые брови соеди­нялись на переносице. Они были по­хожи на крылья дрозда, а из-под них на меня смотрели два удивительных карих глаза».

А вот признание Фриды: «Никому никогда не понять, как я люблю Дие­го. Я хочу одного: чтобы никто не ра­нил его и не беспокоил, не лишал энергии, которая необходима ему, чтобы жить. Жить так, как ему нра­вится, — писать, глядеть, любить, есть, спать, уединяться, встречать­ся с друзьями, но только не падать духом». Заметим, эти слова написа­ны женщиной, прикованной к посте­ли. «Я не больна, — говорила она. — Я разбита. Но я счастлива жить, по­ка могу рисовать».

Духи "Shocking"

Духи «Shocking»

До болезни, в 1938 году, Фрида Кало по приглашению писателя Анд-ре Бретона привезла свои работы в Париж и произвела там фурор. Одну из картин купил Лувр. Такой чести не удостоился даже ее знаменитый муж. Впрочем, мексиканка покори­ла взыскательных французов не только живописью, но и экзотичес­кой внешностью. Портреты Фриды замелькали на обложках журналов. Законодательница высокой моды Эльза Скиапарелли создала знаме­нитое платье «Мадам Ривера» и к не­му духи «Шокинг», заложив тем са­мым целое направление, стиль.

В мире высокой моды память об удивительной мексиканке жива до сих пор. В 1998 году Жан Поль Готье создал целую коллекцию одежды под девизом «Фрида». Демонстри­ровали ее девушки со сросшимися бровями и коронами из черных во­лос, украшенных цветами и лентами.

Цветы она действительно любила. Она вообще любила все, что создано природой. Символы плодородия встречаются на многих ее картинах: цветы, фрукты, обезьяны, попугаи. Их обвивают ленты, ожерелья, вино­градные лозы, кровеносные сосуды и колючие ветки терновника. Она при­знавала право на жизнь за всем, что живет, — даже за тем, что может ра­нить или убить. Это и есть любовь — великое празднество жизни.

Фрида Кало любила жизнь

Фрида Кало любила жизнь

Фрида не хотела умирать. В 1954 году, за восемь дней до смерти, она написала натюрморт: разрезанные арбузы на темном фоне. На красной, как кровь, мякоти можно прочесть: «VIVA LA VIDA!» («Да здравствует жизнь!»). Такой символ любви, по­беждающей смерть, придумала ху­дожница. А на одной из последних страниц в ее дневнике Диего нашел такое стихотворение:

Я многое смогла

Я смогу ходить

Я смогу рисовать

Я люблю Диего больше

Чем люблю себя

Воля моя велика

Воля моя жива.

Живопись Фриды Кало:

Viva la Vida

Viva la Vida, 1954

Плоды Земли, 1938

Плоды Земли, 1938

Портрет Диего Ривера

Портрет Диего Ривера

Автопортрет. Посвящен Льву Троцкому, 1937

Автопортрет. Посвящен Льву Троцкому, 1937

Автопортрет, 1940

Автопортрет, 1940

Still Life with Parrot

Still Life with Parrot

Мое платье там или Нью-Йорк

Мое платье там или Нью-Йорк

Две Фриды, 1939

Две Фриды, 1939

 

 

У нас есть еще статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *