Идо и Ева

Он упал в колючий снег. Холод обжег лицо, ладони. Вспомнилась теплая гостиная в его доме: веселые языки пламени в камине, толстые мягкие ковры, на которых они с Евой любили лежать по вечерам и говорить, говорить, говорить.

Он отогнал воспоминание – зачем оно пришло? Боль, холод, одиночество – вот, что стало его реальностью всего через несколько часов, после того, как она ушла.

Идо поднялся, потряс руками, пытаясь вытряхнуть набившийся в рукава снег. Сколько еще надо пройти, чтобы встретить человеческое жилье, Идо не знал.

Идо и ЕваВокруг было темно и тихо. Казалось, уже целую вечность он шел по бесконечной снежной равнине, проваливаясь, падая, снова поднимаясь и продолжая путь. Останавливаться нельзя. Остановка – смерть. Только движение могло спасти его.

Спасти. Но зачем? Ведь ее уже нет, она не вернется.

Идо остановился. Глухие, частые удары его сердца были единственными звуками среди темного безмолвия.

***

Тусклый свет, деревянные столы, низкие потолки, шум голосов посетителей, подогретых пивом. Они пришли в этот старый паб на окраине Лондона после концерта. Она танцевала в нескольких номерах и сейчас выглядела уставшей. Он начал говорить, она наклонилась к нему через стол, опершись обнаженными руками на грубую деревянную столешницу.

— Ева, я знаю, ты любишь свободу, ты артистка…но поверь, я не собираюсь тебя ни в чем ограничивать. Ты будешь жить так, как жила. Просто у нас будет нечто общее. Оно у нас и так уже есть. А теперь будет еще и дом…

— Идо, я не могу обещать тебе много. Все эти условности…а если мне когда-нибудь захочется уйти?

— О чем ты говоришь? Мы живем в двадцать первом веке! Разве я похож на монстра – собственника и домостроя? Ты свободна и всегда будешь свободна. Ты можешь уйти в любой момент, когда захочешь…но я сделаю все, чтобы этого не случилось!

Ева слабо улыбнулась. Она не верила в это. Все когда-нибудь заканчивается. Даже любовь. Но это не значит, что они должны отказаться от того, чего оба желают. Желают сейчас.

— Хорошо, Идо. Надеюсь, твой загадочный дом – не на краю света?

— Почти! Идо почувствовал в душе всплеск счастья: она согласна! – Тебе хватит двух дней собрать чемоданы?

— Да!

В пабеШум разговоров завсегдатаев паба становился громче и громче. В воздухе чувствовались густые пивные пары. Между столиками сновали официантки в старинных нарядах. С улицы доносился гул автомобилей – добропорядочные англичане спешат по домам.

В центре всего этого крутящегося, шумного мира сидели два человека, мужчина и женщина. Обычная история, происходящая из года в год, из столетия в столетие, со многими и многими. История о том, как появляется любовь и никто не знает когда и почему она исчезнет…

***

Идо присмотрел этот дом давно, еще до знакомства с Евой. Маленький поселок, в прошлом – рыбацкий, отдаленный от ближайшего города на сотни километров.  Морское побережье и близость старого соснового леса действовали на него особенным образом. Здесь он мог в короткий срок восстановиться, нормализовать сон, неизбежно нарушавшийся после ночных бдений на Интернет – торгах. Переутомление накапливалось незаметно, постепенно завладевая всей психикой и наполняя его короткий сон напряжением и кошмарами.

В один из таких периодов крайнего переутомления, случайно, в рекламном буклете, он наткнулся на маленький поселок с несколькими виллами, обычно сдающимися на летний сезон. Хозяин очень удивился странному желанию клиента приехать зимой на пустынный заснеженный курорт, но уступил напору Идо – мало ли какие бывают у людей причуды.

Как ни странно, Идо, будучи одиноким человеком, искал еще большего уединения. Легко и быстро достигнув невероятных успехов в мире финансов, он, долгое время пытался найти смысл в том, чем занимался, в том, что приносило ему огромный доход, но другого смысла, кроме обеспечения себя необходимым и даже гораздо более того, уровнем жизни, не было.

И именно здесь, будучи абсолютно, физически, одиноким, он начинал чувствовать себя частью не совершенного инструмента, великолепно продающего и покупающего, а частью всего мира, всей Вселенной такой огромной и великой в своем значении и непознанности.

Смысл своего существования давался ему интуитивно, и этого было достаточно. Идо боялся спугнуть этот смысл изощренным анализом тренированного ума и потому всегда разделял вещи интуитивно понятные, но трудно описываемые от жестких, логически отточенных схем, которые составляли суть всей его жизни.

Он привез сюда Еву сразу после того, как они решили жить вместе, момент совпал с Рождеством, и это придало поездке особую интимность. Ева, несмотря на публичность своей профессии танцовщицы, тоже любила уединенность, и время вдвоем с Идо всегда предпочитала большой компании, где все стараются быть не тем, что они есть на самом деле.

мужчина и женщина

Та первая зима, которую они провели вместе, была счастливым временем для обоих. Устав от суеты и шума европейских столиц Ева с удовольствием отдалась тишине и покою. Любовь и интерес друг к другу заполнял их дни и ночи. Иногда, на пару дней, они уезжали в Амстердам или Копенгаген, и, вернувшись из одной такой поездки, Идо представил Еве прекрасный танцевальный зал в цокольном этаже, оборудованный зеркалами и кондиционерами.

— Но как? За два дня!? Переоборудовать весь подвал?! – недоумевала Ева, но ответ был даже и не нужен, она знала: Идо готов сделать для нее все.

— Ты так много мне даешь,- говорил Идо, — Ты даешь мне желание жить, разве можно сравнить с этим то, что я сделал с подвалом? – Он перевел разговор в шутливое русло и они, смеясь, открыли шампанское. А потом она танцевала для него и это был не просто танец гениальной артистки. Это был танец любви, танец страсти и танец благодарности – это был танец для Идо…

***

Он заканчивал последнюю транзакцию по перечислению денег через платежную Интернет систему, когда Ева вошла в гостиную. Она вошла молча и не подошла к нему, как делала это обычно – подарить ему легкий поцелуй: приглашающий, зовущий, обещающий… Идо поднял глаза – она была одета: меховые сапожки, теплый свитер.

Оплата через интернет

— Куда ты собралась? Так рано? Я о чем-то забыл, мы куда-то идем?

— Я ухожу, Идо.

— Куда? – Он ничего не понимал.

— Идо, я ухожу совсем. Я ухожу от тебя. Я собрала свои вещи. Так надо. Мне так надо. Ты знал всегда, что когда-нибудь я уйду. Сейчас прилетит вертолет. Я заказала вчера в агентстве.

Она говорила отрывисто и быстро. Она всегда так говорила, когда волновалась. У нее не было объяснений. Просто она решила уйти. Она никогда не оставалась надолго.

— Нам было так хорошо! Почему? Чего тебе не хватает? У тебя свой зал для танцев. Ты можешь ездить свободно, куда тебе надо, на все репетиции, концерты!

— Идо…

— Что?! Что!? Что ты можешь мне сказать?! Что я делаю не так?! Я слишком сильно тебя люблю – вот в чем моя беда! – Лицо Идо исказилось от боли и страдания. Он понимал, что теряет ее. Теряет неожиданно. Теряет без причины. Идо резко встал, подошел к окну, прижался горячим лбом к холодному стеклу.

— Идо, прости. Но ты всегда знал, что я уйду. Мы же договорились. – Разговор давался ей тяжело, слишком тяжело. Было невыносимо причинять Идо боль, но раз она решила уйти именно сейчас, она уйдет. Мысль об уходе вызревала давно, несколько месяцев, но до сегодняшнего дня она не могла решиться на этот шаг.

mamma-miaЕва никогда не оставалась надолго ни в одной стране, ни в одной труппе, ни с одним мужчиной. Рано или поздно все становится знакомым и предсказуемым, а потому – скучным.

Неделю назад она получила предложение от авторов знаменитого мюзикла «Mamma Mia», основанного на песнях популярной в прошлом веке группы «АВВА». Очередная постановка осуществится на ее родине, в Польше. Хороший повод все поменять.

— Это все твои причуды! – голос Идо изменился, стал чужим. Как будто он говорил с посторонним человеком, а не с любимой женщиной.

— Пусть причуды. Мне пора. – Послышался гул приближающегося вертолета. Ей хотелось поскорее уйти: уже ничего нельзя изменить. Она постояла в нерешительности, глядя на его плечи и затылок: подойти поцеловать? Жалость к Идо впивалась в сердце тысячами маленьких острых иголок. Но он был зол: она чувствовала это кожей и не решилась подойти, слишком неестественным это было бы сейчас.

Нет, конечно, Идо не такой все мужчины, с которыми сводила Еву судьба. Он глубок и мудр, он дает ей возможность быть самой собой и даже во многом помогает. Нельзя не признать, что Ева стала лучше танцевать отчасти благодаря Идо. Он научил ее быть более требовательной к себе и добиваться результата. Но перемены — суть ее натуры. С этим ничего нельзя поделать.

— Прощай Идо. – Ева подхватила с кресла сумку, куртку, и почти бегом выбежала из дома.

Когда рушиться мир, теряет смысл все. Мир Идо разрушился в один миг — это было несправедливо и необъяснимо. Он видел, как приземлился красный вертолет, и пилот помог Еве подняться в кабину. Потом он следил за уменьшающейся в небе точкой, пока она не исчезла совсем, и после того, как точка исчезла, он еще долго продолжал всматриваться в тусклое серое небо…

***

Домик на краю деревниМаленький домик на краю деревни с белыми ставнями и ярко-красной геранью на окне. Вокруг поля, освещенные тусклым желтым светом луны. В домике девочка Ева и ее бабушка. Ева ложится в постель, бабушка садиться рядом в плетеное кресло и достает вязание: пестрый носок, в разноцветную полоску, от спиц тянется несколько ярких ниток в корзинку на полу – там шевелятся маленькие клубки.

Бабушка тихо начинает сказку:

Принцесса Лия была гордой красавицей. Она отвергала любовь всех женихов, которые к ней сваталась. Она никого не могла полюбить, потому, что больше всего на свете любила саму себя.

И вот однажды, посватался к Лие необычный юноша. Он прискакал на быстром, как ветер, скакуне. Одет он был в старинную одежду, которую давно уже никто не носит. Волосы у него были белого, как снег, цвета, а взгляд больших черных глаз, казалось, пронизывал насквозь, и люди спешили отвести взгляд от незнакомца – тревога рождалась в их сердцах.

Но красавица Лия, гордая и нечувствительная, спокойно выдержала его взгляд, спокойно и насмешливо ответила ему отказом, как и многим другим до него. Юноша вскочил на коня и только пыль взметнулась из-под копыт, а когда пыль осела – ни коня, ни всадника уже не было видно. Испуганные горожане, торопливо перекрестившись, поспешили удалиться восвояси, а Лия, дернув плечиком, тут же забыла о незнакомце.

Однако юноша тот был сыном волшебника и решил он наказать гордую красавицу. Наслал он на нее заклятие: «Будешь ты, Лия, отныне скитаться по свету. Будешь ты искать приют своей душе и телу, но сможешь более трех лунных циклов жить на одном месте. И снова и снова неведомая сила будет гнать тебя в путь. И так пройдет жизнь твоя: в скитании и одиночестве.

Бабушка читает сказкуБабушка замолчала.

— А что же дальше? – Ева, было вообразившая себя гордой красавицей Лией, испуганно смотрела на бабушку.

— Спи, дорогая. Завтра доскажу. Устала я, да и поздно уже. Спи.

Бабушка сложила спицы в корзинку, охая, встала, наклонилась над внучкой, чтобы поцеловать и ушла на кухню, шаркая и вздыхая…На другой день бабушки не стало.

***

Мысли становятся отрывчатыми, мозг постепенно заполняет темнота. Какой-то силуэт, чей-то образ, звук голоса. Это сон или видение? Какая разница… Звук голоса становится ближе, черты четче.

— Идо! Уходит женщина. Но любовь не уходит. На свете всегда есть тот, кто нуждается в том, что можешь дать именно ты. И всегда есть тот, кто может дать тебе именно то, в чем ты нуждаешься. Ты обещал мне…

Голос звенел в голове, образ стал четким – женщина в белом, поворот головы. Это была его мать! Видение исчезло и яркая вспышка света осветила сознание, Идо открыл глаза.

— Я должен жить, я должен быть счастливым. Я обещал матери, когда она уходила. Как я мог забыть!

Мужчина поднялся, ощутил свое одервеневшее от холода тело,- Выдох через ноги, выдох через руки,- будучи студентом, Идо, занимался в группе аутотренинга. Двигаться! Двигаться! Стыд за свою слабость и мысль о долге перед жизнью – дали ему силы и он шел, не зная куда, не зная сколько еще придется пройти…

Мужчина думает

***

— К Вам посетитель,- дежурная медсестра взяла у него градусник, — температура в норме, — сказала она не то Идо, не то сама себе и вышла.

— Идо? – дверь приоткрылась и в палату робко вошла Ева, — Я искала тебя везде. Ты не представляешь, как я испугалась! Как ты?

— Почему ты пришла? – Идо спросил первое, что пришло в голову: «Она пришла. Почему? Она меня любит? Я нужен ей или…»

— Сценарий убог и банален. Если бы не песни «АВВА»… я отказалась от контракта. – Она говорила отрывисто и быстро, боясь, что он перебьет, и она не сможет сказать самое важное.

— Идо, понимаешь, я все поняла… Я поняла, что больше не хочу уходить.

Он взял ее руку, прижал к своему лицу и прошептал в маленькую мягкую ладошку: «Спасибо, мама».

— Что, Идо?

— Нет, ничего. Я ждал тебя.

— Идо, я хочу быть с тобой. Мы будем как две планеты, летящие во Вселенной, мы будем, как две чайки Баха…

Он почти не вдавался в смысл того, что говорила Ева, просто слушал ее голос, отрывистость ее фраз, и ему казалось, что ничего не было между тем серым утром и сегодняшним днем. Что кто-то легкой рукой вырвал из черновика несколько неудачных страниц и написал набело новое продолжение…

Автор: Алекс Берис

Истории и рассказы о любви

Похожие публикации